Офис в вашем городе

 

Наши Юристы
на ТВ и Радио

 
Video
Главная >>Полезная информация >>Информационные статьи >>Коррупция и беспредел победимы

Коррупция и беспредел победимы

Непоколебимый фундамент коррупции в России – это суды и судьи.
Коррупция – это угроза государству.

На процедуре инаугурации вновь избранный президент Д. Медведев провозгласил, что основным приоритетом направления своей работы считает защиту чести и достоинства российских граждан. И сразу было объявлено о борьбе с коррупцией.
В повседневной жизни подавляющее большинство россиян встречается с коррупцией только на Российских дорогах. Я лично, за 12 лет предпринимательской деятельности, ни разу не встретил случаи вымогательства, мздоимства, кроме как на дорогах в виде сотрудника ГАИ. И как не страшно и дико это звучит, помощь нечистым на руку сотрудникам ГАИ да и наверное где-то и простым милиционерам, оказывает система правосудия. С хорошо отлаженным и не дающим сбоя, как и АКМ, механизмом, я столкнулся на собственном опыте. Судьям первых инстанций не надо (позже поймете почему) глубоко вникать в дело, так как последующие надзорные инстанции уже заранее внесли в компьютер стандартные фразы: «Тщательно изучались в ходе судебного разбирательства мировым судьей», «Доводы, которые Вы привели, не состоятельны», «Подтверждены всеми другими доказательствами (хотя в качестве других доказательств служит только рапорт инспектора)». Оборотни в погонах давно это для себя уяснили и вовсю этим пользуются, так как знают, что какую «фантастику» они не напишут, судья все равно будет на их стороне, так как презумпция невиновности для «назначенного виноватым» применена в суде не будет. Жалобы на сотрудников ГАИ и работников медкабинетов не принимаются судами с формулировкой «разрешаются в ином судебном порядке» - в каком именно, за полтора года судебных тяжб, я выяснить так и не смог. И формулировку «в ином судебном порядке» встретил в законах всего один раз – когда дело касается нарушений, допущенных самим судьей, вот тогда оно и разрешается в ином судебном порядке. Получается в руках судей имеется очень удобный и универсальный инструмент, что бы отмахнуться от назойливого гражданина, который, О ужас! посмел подать голос против системы унижения человеческого достоинства. Вместо того, что – бы разобраться по существу и восстановить справедливость, судьи при таких жалобах на должностных лиц, стараются найти параграфы, на основании которых можно гражданину отказать, а когда не находят таковых, применяют вышеупомянутый «иной порядок» давая тем самым индульгенцию и сотрудникам ГАИ и медработникам кабинетов освидетельствования. А те продолжают обирать граждан. Речь не идет о всех абсолютно, но как говорится в пословице, одна овца все стадо испортит. Всего мною было написано в разные инстанции около 30 жалоб. В большинстве своем они возвращаются туда, на кого я жалуюсь или в лучшем случае их начальству. А кто – же найдет нарушение у себя самого! Гражданин, хоть раз встречавшегося с нашей системой «правосудия», в следующей раз с радостью отдаст деньги на «лапу» инспектору, лишь бы с ней в очередной раз не встречаться. Вот и привыкают наши граждане все проблемы решать с помощью денег должностным лицам. А те привыкают их брать.
В данный момент я твердо убежден, что ни Суд, ни Прокуратура, моих прав и свобод никогда и ни при каких обстоятельствах не защитят. Что там США со своей политикой «двойных стандартов»! Они просто меркнут на фоне наших судей и прокуроров, призванных защищать права граждан, а на деле защищающих неизвестно что. Свой клан, наверное. В ход идут подмены понятий, вольная трактовка документов и представленных материалов, отказ в удовлетворении ходатайств о привлечении к судебному разбирательству экспертов с изумительным обоснованием: судебная экспертиза приведет к волоките по делу! А ведь истинная ценность, и это записано в Конституции – защита чести и достоинства граждан. О какой волоките может идти речь, когда защищается высшая ценность? Как обстоят дела у нас по защите чести и достоинства, даже не надо особо изучать, достаточно посмотреть на количество оправдательных решений или постановлений в России и в развитых странах. У нас это около 3-5% (и то Генеральная прокуратура не довольна таким высоким показателем), а в развитых странах примерно одинаковая, от 20 до 23%! А ведь у них предварительный и обвинительный материал готовится не в пример тщательнее – попробуй нарушить любую, даже пустяковую инструкцию, ошибиться в одной букве и судья не примет доказательство как незаконное.
То, что независимость и беспристрастность судов в нашей стране декларируется только для зарубежных правозащитников не надо доказывать, т.к. это и не скрывается. Конкретный пример: семинар, проведенный в Пензенском областном суде совместно с руководством ГИБДД и наркологами. В итоговом заявлении, опубликованном пресс – службой областного суда, Виктор Терехин отметил: «что лишь неотвратимость наказания заставит безответственных водителей протрезветь. Для обеспечения безопасности дорожного движения суд, правоохранительные органы, медицинские учреждения должны скоординировать свои усилия». Благие, вроде бы разумные намерения. День ото дня увеличивается количество погибших на дорогах. Но ведь львиную долю в этом увеличении играет значительно возросшее количество транспортных средств. А теперь вдумайтесь: скоординировать усилия! То есть, что суд беспристрастен и всесторонен можно забыть, так как все уже скоординировано. Создан Механизм.
Это в регионе, а как обстоят дела на самом верху? Все повторяется в точности, только на более высоком уровне. А одно из первых таких совещаний случилась еще 25 августа 2004 года. Тогда столичное руководство ГАИ провело совещание с участием председателя Мосгорсуда товарища Егоровой. В тот день (необъявленный “день падения независимости судей”) милицейское совещание постановило: только председателя городского суда при выработке способов борьбы с гражданами недостаточно. Надо, чтобы общались не только высшие чины столичной ГАИ с высшими судейскими чинами Москвы. Надо, чтобы встречались, братались и все остальные — которые пониже. Чтоб по всей вертикали и по всей стране. А потому в протокол совместного совещания даже затесалась строка: руководству УВД всех административных округов Москвы организовать и провести совещания с представителями судов. То есть договориться о том, как, кого и за что надо судить. Так, чтобы судебно-милицейский альянс исполнял одну музыку, на одном и том же инструменте, но под руководством одного, гаишного, дирижера. Судебно - гаишные совещания так пришлись по душе милицейской власти (а прежде всего достигнутые на них договоренности), что главный «дорожный» милиционер страны генерал Кирьянов в интервью одной из газет без всякого стеснения так и заявил: “Очень важно дальнейшее совершенствование взаимодействия с Верховным судом”.
На совещании по случаю проверки, учиненной в ГАИ Генеральной прокуратурой, все его участники, так и вовсе сошлись во мнении (о чем прямо и завили в пункте 11 протокола), что в некоторых подразделениях ГИБДД (которые, видимо, не торопятся идти супротив закона) не “обеспечивается надлежащий уровень взаимодействия с судебными органами”.
Судья обязан быть беспристрастным, не допускать влияния на свою профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было, должен воздерживаться деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей — так сказал 6-й Всероссийский съезд судей еще 2 декабря 2004 года, утвердив Кодекс судейской этики.
Российская Конституция и Федеральный конституционный закон “О судебной системе” прямо указали, что судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей, равно как и независимо от чьей бы то ни было воли. В частности, от воли милицейской.
А суды не вправе отдавать предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной принадлежности.
Это — по закону. На деле же — еще и как отдают! Чего стоит фирменное «судейское» высказывание во многих постановлениях: не доверять инспектору ДПС нет оснований, а свидетельские показания пассажиров сомнительны, т.к. они возможно являются знакомыми нарушителя ПДД!
А тех, кому они отдают предпочтение, не способен осадить даже закон “О судебной системе”, в котором сказано: “Лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом”. Вплоть до уголовной! Ведь сегодня практически все руководящие (впрочем, нередко даже простые линейные!) сотрудники ведомства могут взять трубку, позвонить судье и решить судьбу любого. Или Судья со своего мобильного набрать занесенный в контакты телефон инспектора и попросить быстро подвезти недостающий материал прямо во время заседания! Так было у меня, когда я пытался обжаловать действия ИДПС. Бесполезность этой затеи я и выяснил на суде, когда судья со своего мобильника из меню контактов набрала моего обидчика, назвала по имени отчеству и попросила быстренько привезти результаты проверки по моей жалобе. А это был простой лейтенант. Значит, все вышестоящие там есть само собой.
Отвоеванное гаишниками право игнорировать принцип разделения властей поддержал даже сам Министр Внутренних Дел: в своем указании “О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения” товарищ Нургалиев потребовал от региональных милицейских руководителей “организовать проведение координационных совещаний с руководителями судебных органов” с целью повышения эффективности привлечения водителей к ответственности. То есть для того, видимо, чтобы разъяснить судьям: не надо, мол, глубоко ковырять дело о нарушении ПДД. Сказал инспектор ДПС, что Сидоров превысил скорость, значит, так и было!
А это значит, что, отправляясь на судилище, не следует тешить себя иллюзиями на тему “всестороннего и объективного” рассмотрения вашего дела о якобы нарушении ПДД. Судью не остановит даже тот вопиющий факт, что, по данным проверки, проведенной Генеральной прокуратурой, неумолимо растет число дел о нарушении ПДД, сфальсифицированных во имя плана, часть из которых, видимо, тоже попадает к судье.
Будьте готовы к тому, что не верить инспектору ДПС у суда все еще нет оснований. У суда есть только основания верить…
А теперь от слов перехожу к изложению непосредственных примеров, своих личных и других дел, в которых я участвовал в качестве защитника по просьбе знакомых, т.к. уже досконально изучил КоАП, наркологию, ПДД, и служебные обязанности должностных лиц.
В ночь с 8 на 9 апреля 2007 г. возвращаясь из срочной командировки на машине, был остановлен сотрудником ДПС Удаловым для «проверки документов». Обладая знаниями о незаконности таких действий, выразил недовольство, чем вызвал более пристальное внимание к своей персоне. Инспектор обратил внимание на красные, уставшие глаза и покрасневшее лицо и объявил: основания для вашей остановки есть, т.к. Вы управляете машиной в нетрезвом состоянии! Что – бы не терять времени, Вы лучше откажитесь от медосвидетельствования, все равно итог будет один – лишение прав. Так как спиртное я употреблял достаточно давно, да и то символически, я согласился на освидетельствование. Второй инспектор при этом почему – то спешно вышел из машины под мокрый снег покурить, хотя только что курил в машине. Мою бдительность притупило то, что инспектор Удалов был очень тактичен и вежлив, разговаривал тихим приятным голосом, рассказал, что процедура не долгая, врачи опытные, а он просто инспектор и конечно не обладает медицинскими знаниями. Если бы я знал, на сколько верна поговорка: мягко стелет, да жестко спать! Потом инспектор позвонил по телефону, подъехали два таксиста, расписались в качестве понятых в акте об отстранении от управления, при этом не выходя из своих машин, уехали, а мы сели в мою и поехали в наркологию. Все это я в тот момент воспринимал как желание меня быстрее отпустить, а в итоге обернулось против меня. Приехали в наркологию, Удалов мило похихикал с дежурным врачом – Савельевой, с которой находился в дружеских отношениях, так как знал, что она недавно болела. Посадили меня за стол, задали несколько вопросов, дали подышать в прибор, который к моему удивлению показал 0,37 промилле. К слову сказать, что естественный алкоголь в организме, в разное время суток может достигать до 0,4 промилле. Я не знал тогда, что микстура от кашля первые 40 – 50 минут после приема может дать показания даже больше. Эти цифры всех обрадовали, инспектор даже радостно воскликнул: я так и знал! (сейчас я обладаю знаниями как легко на данном приборе распечатать любые цифры). А врач продолжила заполнять Акт освидетельствования, для порядка измерила давление и пульс, провела тест на внимание. Все показатели, несмотря на глубокую ночь и длительное пребывание за рулем, да просто на стрессовое состояние, были даже лучше нормы: давление 130/90, дыхание 18 в минуту (кроме пульса в 786 ударов в минуту, видимо из – за небрежности заполнения, но даже если считать по большему 86, то это все равно твердая норма для трезвого, отдохнувшего человека). А в тесте на внимание при норме выполнения задания в 50 секунд, уложился в 42. Со словами «Хм», врач прекратила дальнейшие исследования, и продолжила заполнение Акта, вспоминая из студенчества те клинические показатели, что пострашнее звучат: ярко выраженное дрожание рук, сонлив, (при этом, почему то: сознание ясное), шатающиеся походка. На все положенные законом процедуры у нее ушло всего 10 минут. Инспектор Удалов вел себя во время освидетельствование странно: то не отходил от меня ни на шаг, держа за рукав, что – бы я не убежал, то уходил на улицу каждые 2-3 минуты покурить, оставляя с врачом Савельевой наедине, видимо предоставляя возможность договориться. Мероприятие закончилось заключением в Акте: установлено состояние опьянения и составлением протокола, при этом свидетелей не приглашали. А вдруг они окажутся принципиальными, не как приглашенные покладистые таксисты!
Позже, я встретил такой же Акт, какой заполнили на меня, но с фамилией другого бедняги, где совпадало все, даже орфографические ошибки и неправильное написание пробы Рапопорта, названной в честь А.М. Рапопорта, впервые применивший этот способ. Кстати, правильное написание этой пробы знает моя дочь студентка первого курса технического (даже не медицинского!) института. Врачу не знать этого не просто стыдно, а преступно. Если сейчас даже у летчиков выявляют липовые документы, может тогда у врачей – наркологов это сплошь и рядом? В развитых странах за это запросто могут забрать сертификат специалиста, а у нас похвалят и защитят, если что, ведь пьяного за рулем выявил. Получается, на всех один Акт, просто вписывай фамилию – прямо фабрика какая-то, непонятно, зачем тогда присутствие на «шоу» самого водителя. В последствии, уже после судов, медицинский эксперт – нарколог высшей квалификации найдет нарушения и несоответствия в 16 из 20 пунктов Акта, (оставшиеся 4 не относятся к освидетельствованию). Судебная почерковедческая экспертиза Минюста не найдет признаков, свидетельствующих о нахождении меня в состоянии опьянения, когда я подписывал все необходимые документы. А Судебно – медицинский эксперт докажет, что на основании лабораторных исследований, по Акту можно сделать только один вывод – на показания прибора повлиял прием лекарства и ни каких признаков опьянения просто не может быть в принципе. Яблоко с яблони не может упасть вверх! Но об этом позже.
Мою машину поставили на штрафстоянку и любезно предложили подвезти, если попутно, 2 часа ночи, все - же. В машине ДПС, как бы оправдываясь, инспектор Удалов виноватым голосом говорил: по Вам и не скажешь, что выпили. А знаете, бывает в каком состоянии мы извлекаем из машин! Выпьют, а потом детей давят! Мы, можно сказать, спасли Вас от тюрьмы! Я вышел у больницы скорой помощи, намереваясь сдать кровь на анализ, что – бы опровергнуть «бизнесменов от Системы». Но оказалась, что без направления, просто по своей инициативе сдать кровь на наличие алкоголя в крови нельзя – нет законодательной основы. Более того, запрещено инструкциями! А без направления анализ будет недействителен! Поездив по ночному городу от больницы к больнице и убедившись, что у нас сделать анализ или пройти освидетельствование можно в одном единственном месте – у моих обидчиков, в наркологии. Куда я и пришел в 6.30 утра. Эта же врач, Савельева, забрав деньги, выписала мне квитанцию об оплате, дала дунуть в прибор и распечатала другой Акт, уже без признаков опьянения, сказала, что это все равно не поможет. Так оно и получилось – Судья на суде сказала: а почему первый Акт Вы оспариваете, а второй нет, будьте последовательны! Когда же, предъявив в другом заявлении, позже, экспертные заключения ТРЕХ!!! СУДЕБНО – медицинских экспертиз, судья отказала в приеме жалобы с определением, что все должно обжаловаться в «ином порядке!!!». На лицо средне – вековая «индульгенция» для всех действий так называемых врачей.
На следующий день я подал жалобу в ГАИ на незаконную остановку моей автомашины инспектором ДПС, так как не было оснований, предусмотренных законом для таковой. Соответственно все последующие действия инспектора находятся вне закона. Но ответ получил совсем о другом: – о правомерности составления протокола, т.к. впоследствии оказалось, что я управлял машиной в состоянии опьянения! Если бы были законные основания, так бы и написали, например, Вы проехали на запрещающий сигнал светофора, ехали по встречной полосе или по тротуару, да просто виляли. Но тогда инспектор сам становится нарушителем закона и должен понести наказание. Как и все русские, люди в больших милицейских погонах своих не сдают!
И вот настал час суда, рассмотрение дела было назначено мировому Судье Киселевой. Я предоставил назначение врача на прием лекарства, командировочное удостоверение. Заявил ходатайство о вызове медицинского эксперта, на что Киселева вынесла определение – Судебная экспертиза приведет к волоките по делу! Но, тем не менее, направила запрос о соответствии Акта нормам в Пензенский Минздрав. Те ответили, что форма Акта соответствует законодательству. Опять «про Ерему». А то, что там пульс в 786 ударов в минуту и написание прибора, которым проводилось измерение далеко от оригинала, умолчали. Я не говорю о сугубо медицинских несуразицах в Акте. Зачем вникать, ведь форма соответствует! И врачи, так – же как и милиционеры, своих не сдают. Пишут о том, что соответствует и умалчивают о том, что нет. И вот, на основании липового Акта, рапорта инспектора и формальных ответах из ГАИ и Минздрава, Судья Киселева лишила меня права на управление транспортными средствами на 1,5 года, нисколько не стесняясь того факта, что все материалы в деле предоставлены только одной, можно сказать сильно заинтересованной стороны. В результативной части еще раз упомянув о том, что повторное освидетельствование у этого же врача я не оспариваю как первое. А в экспертизе отказала по той простой причине, что знала, каков будет ответ судебно – медицинского эксперта. Не первый год работает и знает, какие и откуда поступают ответы. Судья Киселева была больше обеспокоенна не тем, что бы в конце концов выяснить истину (иначе чего ради отказывать в вызове судебно медицинского эксперта, не Папу Римского же я просил пригласить), а тем, что выходил срок давности привлечения к административной ответственности (оставался один день), хотя на вызове эксперта я настаивал с первого дня. И отсутствие решения о лишении меня водительских прав, могло повлечь для Киселевой меры дисциплинарного воздействия (помните итоги совместного совещания с участием председателя Обл. Суда, о котором я писал ранее?). Решение появилось бы не взирая ни на какие, даже законные, обстоятельства.
В положенный срок я обжаловал постановление в районный Суд октябрьского района г. Пензы. Рассмотрение жалобы было поручено Судье Жогину. В моем понимании тогда, районный суд более квалифицирован, проводит более полное рассмотрение дела т.к. не связан временными рамками, и по этому, шел на него с легким сердцем. Но на суде все повторилось, только добавилось присутствие молодого помощника прокурора Белавцевой. Неладное я заподозрил тогда, когда Судья Жогин стал поправлять помощника прокурора, заканчивать за нее предложения, когда та начинала сбиваться. Фактически они оба «встали за одну трибуну» и начали меня обвинять, хотя Судья обязан молча и беспристрастно наблюдать наше «состязание», кто кого перевесит. Моя позиция была такая: помимо законных оснований для привлечения к ответственности, должен соблюдаться установленный законом порядок. А в моем случае такой порядок грубо нарушен: это и незаконная остановка, и исправления в датах на документах, фальсифицированный Акт медицинского освидетельствования, некоторые пункты Акта прямо противоречат законодательству. Название прибора, которым проводилось измерение, очень далеко от разрешенного Минздравом. Так же отсутствуют свидетели в протоколе. Я еще раз заявил ходатайство о привлечении к разбирательству эксперта, на что Жогин вынес определение в отказе, но взамен предложил пригласить врача Савельеву. Очень любопытное беспристрастие и всестороннее рассмотрение дела Судьей, ведь заранее понятно, что скажет врач, проводивший освидетельствование. А Эксперт лицо не заинтересованное, да и более компетентное, чем простой врач, делающий детские ошибки. Вот если не хватало обвинительных материалов, тогда, думаю, Жогин с удовольствием бы пригласил Эксперта, даже не спрашивая меня. Протараторив свою речь, смысл которой сводился к тому, что «вор должен сидеть и не важно каким способом», не приведя никаких нормативных актов, помощник прокурора Белавцева убежала, а в судебном заседании сделали перерыв по причине конца рабочего дня. Вот и все судилище. Ничего опровергнуть или возразить Белавцевой я не смог физически. Судья Жогин сказал: а решение я зачитаю Вам завтра, еще один день поездите как водитель! На следующий день в рабочем кабинете Судья Жогин зачитал решение, где оставил в силе определение мирового Судьи, в результативной части умело обходя скользкие моменты. Я с удивлением узнал, что мировым Судьей в ходе судебного разбирательства мои доводы тщательно проверялись (интересно, где я в этот момент был) и обоснованно отвергнуты. Самому Жогину получается проверять уже не надо. И прибор, которым проводилось измерение применялся именно разрешенный, просто в Акте написали его по другому, что никоим образом не ставится это под сомнение. Ну, захотелось так врачу, а зачем и почему это его дело. И опять отметил, что повторное медицинское освидетельствование через несколько часов, где этот же врач уже не нашел даже остаточных признаков опьянения я не ставлю под сомнение, а ведь измерение проводилось тем же прибором. И в вызове Эксперта Суд не видит необходимости, поскольку мировым Судьей Акт освидетельствования признан допустимым доказательством и сомнений не вызывает. Пульс 786 ударов нормальное явление. Сказать, что я вышел от Судьи ошарашенный, значит, ничего не сказать.
К областному суду я решил подготовиться основательно, так как я понял, что мои проблемы никто решать и объективно рассматривать не будет – такая установка «сверху».
Первое, я обратился в Бюро Судебных экспертиз Министерства юстиции. Рассмотрев все имеющиеся документы, которые я подписывал при составлении протокола, криминалист отметил, что по почерку можно определить, были ли у меня признаки опьянения или нет. И назначил почерковедческую экспертизу. Заключение судебного эксперта со стажем работы 44 года было такое: в момент подписания протокола (через 10 минут после так называемого медосвидетельствования) я находился в обычном состоянии. Признаков нарушения координации и специфических признаков, характерных для состояния опьянения не обнаружено. Эта экспертиза полностью показывает, насколько честна как врач Савельева, делая записи в Акте медицинского освидетельствования, где отметила: нарушение координационных проб, пальце – носовая проба не точно и так далее в том – же духе. Записав в Акте не соответствующие действительности факты, врач Савельева совершила должностное преступление, доподлинно зная, что ответственности за это не понесет – не предусмотрено законодательством. Доказать ее виновность и преступный умысел невозможно. Да и суды всегда на стороне должностных лиц. Проверенно уже неоднократно.
Второе, я обратился в областное Бюро Судебно – Медицинских экспертиз. Изучив акт медицинского освидетельствования, судебно – медицинский эксперт заключил: при таких показаниях различных методов определения алкоголя, можно сделать только один вывод: вещество, вызвавшее показания прибора находилось в слюне, а не в крови. Да и в таком количестве, что говорить о состоянии опьянения нельзя.
Третье, эксперт, врач – нарколог высшей квалификации, к которому я обратился, изучив данные, которые зафиксированы в акте, однозначно установил: в виду недостоверности и противоречивости фактов, Акт нельзя использовать в качестве доказательства. Из 20 пунктов 16 не соответствуют друг другу, противоречат друг другу и грубо нарушают различные методические указания и Федеральные законы.
Но эти документы не впечатлили ни Обл. суд, ни Обл. прокуратуру. В ответ мне присылали описание хода судебных заседаний, как будто я там сам не присутствовал, и возвращали мои представленные экспертные заключения обратно, оставив саму жалобу в деле. У меня сложилось впечатление, что их даже не смотрели, т.к. нигде не упоминали. Из Верховного Суда пришла бумага – близнец суда областного: тщательно проверялось, признано допустимым и точка.
Полководец Суворов говорил про интендантов, что после 5 лет работы, любого и них без суда и следствия можно взять и расстрелять, на каждом столько грехов! В нашем мире, в нашей жизни такие интенданты – судьи.
Сейчас, в моей машине установлено оборудования на 1500 евро, 4 видеокамеры, одна на водителя, GPS навигатор, маршрутный компьютер, 3 микрофона, все это записывается на жесткий диск. Вся информация по нажатию на аварийную кнопку перегоняется на сервер по радиоканалу. Все это хозяйство для любимых ИДПС и их друзей – мировых судей ведь не от хорошей же жизни! Очень не хочется больше ходить пешком, если у кого то горит план. И у меня жгучее желание предъявлять материалы после «стандартных судов», при надзорных жалобах. Воевать, так по военному, с обязательными жертвами у противника – ИДПС и судья: пусть ищут себе другую работу. Не было бы произвола, санкционированного судьями, я бы эти деньги потратил на детей, все же один из них, приемный, инвалид.
Что бы хоть чуть – чуть изменить ситуацию, необходимо Судам, Прокуратуре с большой долей скептицизма относится в первую очередь к материалам, предоставленных инспектором – ведь это их работа, а в каждой работе есть показатели. Чем лучше показатели (количество протоколов), тем выше премия. Вреда такой скептицизм не нанесет, даже пользу – инспектора будут более тщательнее готовить материалы, предоставлять различные фактические доказательства, а не собственные домыслы или выдавать желаемое за действительное. Ведь в Конституции РФ декларировано: права и свободы граждан РФ высшая ценность. Надо, что бы это была не декларация, а реальность.
Необходима кардинальная реорганизация ГАИ. Каждый инспектор должен отвечать за конкретный участок. И показателем работы инспектора должно служить отсутствие ДТП и жертв на его участке. Тогда он будет стоять на пешеходном переходе, а не прятаться за столбом после него, фиксируя уже совершенное нарушение. Или стоять на участке, где запрещен обгон, а не через 500 метров с мощным биноклем. И протокол о нарушении, должен негативно отражаться на работе инспектора – не смог «спрофилактировать» нарушение.
Следующее, законодательно закрепить право каждого гражданина обращаться в любую экспертизу. А сейчас суды не направляют, а экспертиза отказывает при самостоятельном обращении. Какие же тут права человека?
Исключить из Закона об обжаловании пресловутый «Иной порядок». Все должно быть ясно и не допускать вольной трактовки. Это обжалуется так, а это так.
Исключить из КоАП: судья «судит» основываясь на своих убеждениях. Надо: основываясь на Законе и только законе. А то может судья убежденный Ку Клус Клановец, тогда выходит, он законно повесил водителя, проехавший на желтый?
И закрепить: обвинительные материалы по «лишенческим» статьм, должны обязательно сопровождаться видеоматериалами. Не обеднеют. На западе, лет 20 уже так.
Все остальное – мелочи, можно пережить или избежать.
Николай Иванович Балашов. Член ЛДПР, г. Пенза.

 

Автоюрист - зарегистрированный товарный знак.

Свидетельство на товарный знак Роспатент 429624 от 27.03.09г.

 

© Автоюрист - зарегистрированное Средство Массовой Информации рег. СМИ ФС 77-39841 от 14.05.10 г.

 

 

Контент сайта предназначен для лиц старше 14 лет.

Все права защищены. Перепечатка не допускается